Arms
 
развернуть
 
420034, г. Казань, ул. Правосудия, д. 2
Тел.: (843) 264-95-00 
moskovsky.tat@sudrf.ru
показать на карте
420034, г. Казань, ул. Правосудия, д. 2Тел.: (843) 264-95-00 moskovsky.tat@sudrf.ru
Полезные ссылки :
 
 
 
 
 
 
 
Понедельник8:00 - 17:00
Вторник8:00 - 17:00
Среда8:00 - 17:00
Четверг8:00 - 17:00
Пятница8:00 - 15:45
        Перерыв на обед: 12:00 -
                       12:45
СубботаВыходной
ВоскресеньеВыходной
Понедельник9:00 - 16:00
Вторник9:00 - 16:00
Среда9:00 - 16:00
Четверг9:00 - 16:00
Пятница9:00 - 15:00
        Перерыв на обед: 12:00 - 
                       12:45
СубботаВыходной
ВоскресеньеВыходной
Понедельник,пятница8:00 - 12:00
Вторник, четверг13:00-16:00

 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень № 4 от 20.04.2009
Бюллетень № 4 от 20.04.2009
 Постановления президиума, решения и определения судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам
 
строительстве жилья сделан без учета того, что по этому договору
    обязательство по перечислению денежных средств за квартиру
                     выполнено в полном объеме
        Определение Судебной коллегии по гражданским делам
                        Верховного Суда РФ
                 от 9 сентября 2008 г. N 5-В08-64
                           (Извлечение)

     З.  обратилась в суд с иском к ООО "Стройальянс "Монолит", ОАО
Холдинговая  компания  "Главмосстрой"  о признании недействительным
соглашения  о  расторжении  договора  инвестирования  строительства
жилья, взыскании денежных сумм, ссылаясь на следующее.
     7  апреля  2004  г. между  ответчиками  был  заключен  договор
инвестирования  строительства  квартиры  в  жилом доме. По условиям
договора   ОАО   Холдинговая   компания  "Главмосстрой"  (инвестор)
передало   ООО   "Стройальянс   "Монолит"   (соинвестор)  права  на
оформление  в собственность указанной квартиры, а последнее, в свою
очередь,  обязалось уплатить акционерному обществу сумму инвестиций
в  размере  2 209 867 руб. 27 коп.  Данным  договором предусмотрено
право  соинвестора  передавать  права  инвестирования третьим лицам
при  условии письменного согласия на это инвестора. 17 июня 2004 г.
ООО  "Стройальянс "Монолит" заключило с З. договор долевого участия
в  строительстве  жилого  дома,  в силу которого названное общество
передавало  истице  право  инвестирования  строительства квартиры в
данном  доме с дальнейшим получением ее в собственность при условии
оплаты  З.  суммы, эквивалентной 64 688 долларам США. Обязательства
по  этому договору заявительница выполнила полностью. Впоследствии,
15   ноября   2004  г.,  договор  между  ОАО  Холдинговая  компания
"Главмосстрой"  и  ООО  "Стройальянс  "Монолит" от 7 апреля 2004 г.
был  расторгнут;  в  соответствии с протоколом от 26 ноября 2004 г.
денежные  суммы, полученные ОАО Холдинговая компания "Главмосстрой"
от  ООО  "Стройальянс  "Монолит"  по  договору от 7 апреля 2004 г.,
учтены  в  счет  обязательств  ООО "Стройальянс "Монолит" по другим
договорам  инвестирования.  Квартира  З. не передана. Заявительница
полагала,  что  по  вине ОАО Холдинговая компания "Главмосстрой" ей
причинены  убытки,  поскольку деньги за квартиру перечислены данной
компании, однако квартира истице так и не предоставлена.
     ОАО  Холдинговая  компания "Главмосстрой" предъявила встречный
иск  о  признании ничтожным договора от 17 июня 2004 г., сославшись
на  то,  что  сделка  заключена  ответчиками по встречному иску без
письменного     согласования    с    ОАО    Холдинговая    компания
"Главмосстрой".
     Решением  Головинского  районного суда г. Москвы от 6 сентября
2006  г. в удовлетворении исковых требований З. отказано, встречный
иск  удовлетворен.  Решением  суда  в  пользу З. с ООО "Стройальянс
"Монолит" взыскана сумма, эквивалентная 64 688 долларам США.
     Судебная  коллегия по гражданским делам Московского городского
суда 2 ноября 2006 г. решение суда оставила без изменения.
     В  надзорной  жалобе  З. просила об отмене вынесенных судебных
постановлений.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам  Верховного Суда РФ
9 сентября 2008 г. жалобу удовлетворила, указав следующее.
     В  соответствии  со  ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или
изменения   судебных   постановлений  в  порядке  надзора  являются
существенные   нарушения  норм  материального  или  процессуального
права,  повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны
восстановление   и   защита  нарушенных  прав,  свобод  и  законных
интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
     Разрешая  спор по существу, суд исходил из того, что договор о
долевом  участии  в строительстве от 17 июня 2004 г. между З. и ООО
"Стройальянс  "Монолит"  в  нарушение  договора от 7 апреля 2004 г.
заключен  без  письменного  согласования  сделки  с ОАО Холдинговая
компания  "Главмосстрой";  каких-либо  обязательств перед З. данная
компания   не  имеет;  деньги  истицей  уплачены  ООО  "Стройальянс
"Монолит", поэтому они и подлежат взысканию с этого общества.
     Суд  также  сослался  на ст. 391 ГК РФ, предусматривающую, что
перевод  должником  своего  долга на другое лицо допускается лишь с
согласия  кредитора.  Поскольку  таковое  ОАО  Холдинговая компания
"Главмосстрой"  не  давало,  договор  от  17 июня 2004 г. о долевом
участии   в   строительстве   квартиры   в   жилом   доме  является
недействительным  в  силу  его  ничтожности.  В  связи  с  этим суд
встречные    исковые    требования    ОАО    Холдинговая   компания
"Главмосстрой" удовлетворил.
     Между   тем   при   вынесении  решения  суд  не  учел,  что  в
соответствии  с  договором  от  17 июня 2004 г. о долевом участии в
строительстве  жилья  ООО  "Стройальянс "Монолит" передает З. право
долевого  участия и инвестирования строительства с правом получения
однокомнатной квартиры в доме-новостройке.
     Из   материалов  дела  видно,  что  инвестиционные  взносы  по
договору,  заключенному  между  ООО  "Стройальянс  "Монолит"  и ОАО
Холдинговая компания "Главмосстрой", внесены в полном объеме.
     В   силу  ст.  309  ГК  РФ  обязательства  должны  исполняться
надлежащим  образом  в  соответствии  с  условиями  обязательства и
требованиями  закона,  иных  правовых актов, а при отсутствии таких
условий  и  требований - в соответствии с обычаями делового оборота
или иными обычно предъявляемыми требованиями.
     Согласно  ст.  310  ГК  РФ  односторонний  отказ от исполнения
обязательства    и   одностороннее   изменение   его   условий   не
допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.
     Из   материалов  дела  видно,  что  ОАО  Холдинговая  компания
"Главмосстрой"  не  возражала  против  привлечения денежных средств
третьих лиц для строительства упомянутого жилого дома.
     Разрешая  спор по существу, суд не учел, что договор о долевом
участии  в  строительстве  жилого  дома  со  стороны  З. выполнен в
полном   объеме,   ООО   "Стройальянс   "Монолит"  также  выполнило
обязательство   по   перечислению   денежных   средств   в  объеме,
предусмотренном договором.
     По  инвестиционному  договору, заключенному с истицей, ей были
переданы  в  том  числе  право  получения в собственность квартиры,
которое    ранее    принадлежало    ООО   "Стройальянс   "Монолит".
Следовательно,   ООО   "Стройальянс  "Монолит"  передало  З.  право
требования надлежащего исполнения обязательства.
     Правоотношения  по  переходу  прав  кредитора  к  другим лицам
регулируются  ст.  382  ГК РФ, согласно которой право (требование),
принадлежащее  кредитору  на  основании  обязательства,  может быть
передано  им  другому  лицу  по  сделке  (уступка  требования)  или
перейти  к  другому  лицу  на основании закона. Если должник не был
письменно  уведомлен  о  состоявшемся  переходе  прав  кредитора  к
другому  лицу,  новый  кредитор  несет риск вызванных этим для него
неблагоприятных    последствий.    В    этом    случае   исполнение
обязательства   первоначальному  кредитору  признается  исполнением
надлежащему кредитору.
     На    момент    расторжения   юридическими   лицами   договора
инвестирования  права  по  данному договору уже были переданы З., а
обязательства по уплате инвестиционных взносов исполнены.
     Признавая  сделку,  заключенную  между  З.  и ООО "Стройальянс
"Монолит",  недействительной  в  силу  ее  ничтожности, суд не учел
указанные выше обстоятельства и оценки им не дал.
     Судом  установлено,  что З. на расчетный счет ООО "Стройальянс
"Монолит"   перечислены   денежные   средства   по  договору  двумя
платежами  -  21  июня  и  1  июля  2004 г., а также путем передачи
генеральному  директору  ООО "Стройальянс "Монолит денежных средств
за    проданную   истицей   квартиру.   Общество   с   ограниченной
ответственностью  перечислило  на  счет  ОАО  Холдинговая  компания
"Главмосстрой"  денежные  средства  в  счет  оплаты инвестиционного
взноса  тремя  платежами,  состоявшимися  17 июня, 6 июля и 14 июля
2004 г.
     То  обстоятельство,  что  уплаченные  З.  деньги за квартиру в
доме-новостройке  перечислены  на  расчетный  счет  ОАО Холдинговая
компания   "Главмосстрой",   подтверждается   копиями  имеющихся  в
материалах  дела  платежных поручений  и  уведомления  от  22  июля
2004 г., а также вступившим в законную силу приговором Пресненского
районного  суда г. Москвы от 2 августа 2007 г., которым генеральный
директор  ООО  "Стройальянс  "Монолит"  осужден за мошенничество, в
том числе и в отношении З.
     ООО  "Стройальянс "Монолит", располагая информацией о том, что
денежные  средства за квартиру поступили от З. и она заявляет права
на   указанное   жилое   помещение,  в  нарушение  взятых  на  себя
обязательств  15  ноября  2004  г.  и  с  согласия  ОАО Холдинговая
компания    "Главмосстрой"    расторг    договор    инвестирования,
распределив  денежные  средства,  поступившие  от  истицы,  в  счет
взаиморасчетов между организациями.
     Таким  образом,  денежные  средства,  переданные  по договору,
находились  у  ОАО  Холдинговая  компания  "Главмосстрой",  которое
получило деньги З. и распорядилось ими.
     При   рассмотрении   дела   судом  первой  инстанции  не  была
определена   правовая   природа  договора  от  7  апреля  2004  г.,
заключенного  между  ООО  "Стройальянс  "Монолит" и ОАО Холдинговая
компания "Главмосстрой".
     Указанные  обстоятельства,  имеющие  существенное значение для
разрешения  данного  спора,  подлежали  проверке и установлению при
рассмотрении  гражданского  дела,  однако  в  нарушение  требований
ст. 196 ГПК РФ судом не исследовались и не проверялись.
     В  случае  заключения  между  ООО "Стройальянс "Монолит" и ОАО
Холдинговая  компания "Главмосстрой" договора простого товарищества
суду  следовало  решить  вопрос  о  применении  ст.  1044  ГК РФ, в
соответствии  с  п.  3  которой  в  отношениях  с  третьими  лицами
товарищи   не   могут   ссылаться  на  ограничения  прав  товарища,
совершившего   сделку,   по   ведению   общих   дел  товарищей,  за
исключением  случаев,  когда  они  докажут, что в момент заключения
сделки  третье  лицо  знало  или  должно было знать о наличии таких
ограничений.
     Тогда   при   заключении   договора   о   долевом   участии  в
строительстве  от  17 июня 2004 г. между ООО "Стройальянс "Монолит"
и  З.  как третьим лицом по отношению к товарищам не имело значения
отсутствие  письменного  согласия  на  это ОАО Холдинговая компания
"Главмосстрой",  и  у  суда  не  имелось  оснований  для  признания
указанной сделки ничтожной.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам  Верховного Суда РФ
решение   Головинского  районного  суда  г.  Москвы  и  определение
судебной  коллегии по гражданским делам Московского городского суда
отменила,  дело  направила  на  новое  рассмотрение  в  суд  первой
инстанции.

                           ____________
 
 6. Пункт 9, абз. 4 п. 136, абз. 3 п. 138, абз. 1 п. 141
       Правил продажи отдельных видов товаров (утвержденных
  постановлением Правительства Российской Федерации от 19 января
1998 г. N 55), которыми установлено: данные Правила в наглядной и
    доступной форме доводятся продавцом до сведения покупателей
  (п. 9); не допускается розничная продажа алкогольной продукции,
   если на этикетке отсутствует предупреждающая надпись о вреде
употребления алкогольной продукции для здоровья человека (абз. 4
   п. 136); информация об алкогольной продукции помимо сведений,
указанных в пп. 11, 12 Правил, должна содержать пищевую ценность
       алкогольной продукции (абз. 3 п. 138); в организациях
  общественного питания в прейскурантах на алкогольную продукцию
указываются наименование алкогольной продукции, объем алкогольной
продукции в потребительской таре, цена за весь объем алкогольной
   продукции в потребительской таре, а также за 0,1 л или 0,05 л
(абз. 1 п. 141 Правил в ред. от 15 декабря 2006 г.), признаны не
           противоречащими федеральному законодательству

                    Решение Верховного Суда РФ
                от 18 января 2007 г. N ГКПИ06-897,
              оставленное без изменения определением
             Кассационной коллегии Верховного Суда РФ
                  от 3 апреля 2007 г. N КАС07-95
. Абзац 2 п. 19 Правил перевозок пассажиров, багажа и
       грузобагажа на федеральном железнодорожном транспорте
  (утвержденных приказом Министерства путей сообщения Российской
  Федерации от 26 июля 2002 г. N 30), которым предусмотрено, что
    "для детей старше 10 лет приобретаются проездные документы
  (билеты) как для взрослых. Возраст ребенка определяется на день
      начала поездки", признан не противоречащим федеральному
                         законодательству

                    Решение Верховного Суда РФ
       от 11 декабря 2007 г. N ГКПИ07-1293, оставленное без
  изменения определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ
                 от 26 февраля 2008 г. N КАС08-20
 
                           ____________
 
10. Пункты 1 и 2 приказа Министерства здравоохранения и
социального развития Российской Федерации от 18 сентября 2006 г.
N 665 "Об утверждении Перечня лекарственных средств, отпускаемых по
рецептам врача (фельдшера) при оказании дополнительной бесплатной
медицинской помощи отдельным категориям граждан, имеющим право на
    получение государственной социальной помощи" об утверждении
   Перечня лекарственных средств, отпускаемых по рецептам врача
  (фельдшера) при оказании дополнительной бесплатной медицинской
  помощи отдельным категориям граждан, имеющим право на получение
государственной социальной помощи (п. 1) и о признании утратившими
  силу приказов Минздравсоцразвития России от 28 сентября 2005 г.
  N 601 "Об утверждении Перечня лекарственных средств" и от 2 мая
   2006 г. N 324 "О внесении изменений в Перечень лекарственных
    средств" (п. 2) в части исключения лекарственных препаратов
   из перечня лекарственных средств признаны не противоречащими
                   федеральному законодательству

                    Решение Верховного Суда РФ
    от 23 апреля 2007 г. N ГКПИ07-71, оставленное без изменения
       определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ
                  от 17 июля 2007 г. N КАС07-300
14. Постановление Правительства Российской Федерации от
29 октября 2002 г. N 781 "О списках работ, профессий, должностей,
специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается
     трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 28
Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и
об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на
досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со
  статьей 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской
Федерации" в части невключения в Список должностей и учреждений,
   работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на
      досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам,
  осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья
      населения в государственных и муниципальных учреждениях
здравоохранения, в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 28
Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации",
     должности инструктора по лечебной физкультуре признано не
           противоречащим федеральному законодательству

                    Решение Верховного Суда РФ
       от 25 декабря 2007 г. N ГКПИ07-1036, оставленное без
  изменения определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ
                 от 21 февраля 2008 г. N КАС08-63

Постановления президиума, решения и определения судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам
 
 3. Кассационное представление об отмене оправдательного
приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей,
                   оставлено без удовлетворения
         Определение Судебной коллегии по уголовным делам
                        Верховного Суда РФ
                от 28 февраля 2008 г. N 72-О07-46СП
                           (Извлечение)

     По  приговору  Читинского областного суда с участием присяжных
заседателей    от    18 сентября 2007 г. Г. оправдан по п. "а" ч. 2
ст. 105 УК РФ   на  основании  оправдательного  вердикта  присяжных
заседателей в связи с непричастностью к совершению преступления.
     В   кассационном   представлении   государственный  обвинитель
просил   отменить   приговор,  дело  направить  на  новое  судебное
рассмотрение,   указывая  на  то,  что  при  формировании  коллегии
присяжных  заседателей  кандидат  в  присяжные заседатели Л. скрыла
сведения   о   привлечении   ее  в  2003  году  к  административной
ответственности,  что  лишило  стороны  возможности воспользоваться
правом   ее   отвода;   в   последнем  слове  Г.  просил  присяжных
заседателей  поверить, что вынужден был написать заявление о явке с
повинной   и  признаться  в  преступлении,  которого  не  совершал;
свидетель  С. заявила присяжным заседателям, что давала показания о
причастности  Г.  к  убийству  двух  лиц,  так  как  он  ее об этом
попросил.  Кроме  того,  мать  Г.  в перерыве судебного заседания в
присутствии  старшины  присяжных  заседателей заявила потерпевшим о
незаконных  действиях  следователя, который якобы нарушал закон при
расследовании  дела;  судьей  необоснованно  отклонено  ходатайство
стороны  обвинения  о  допросе  в присутствии присяжных заседателей
свидетеля  З.  -  эксперта-докладчика при производстве амбулаторной
судебно-психиатрической экспертизы.
     Судебная  коллегия  по     уголовным  делам Верховного Суда РФ
28   февраля   2008 г. приговор    оставила   без изменения, указав
следующее.
     Коллегия  присяжных  заседателей  сформирована  с  соблюдением
положений ст. 328 УПК РФ.
     Ссылки  в  кассационном  представлении  на  то, что кандидат в
присяжные  заседатели  Л.  скрыла  сведения о привлечении ее в 2003
году  к административной ответственности и тем самым лишила сторону
обвинения возможности заявить ей отводы, необоснованны.
     Так,   из   протокола   судебного  заседания  видно,  что  при
формировании  коллегии  присяжных  заседателей председательствующий
судья  не  задавал  вопросов  кандидатам  в  присяжные заседатели о
привлечении их ранее к административной ответственности.
     Государственный   обвинитель   задал  кандидатам  в  присяжные
заседатели   следующий   вопрос:   "Есть   ли   среди   вас   лица,
привлекавшиеся  к административной ответственности за последние два
года?"  Кандидат  Л. правдиво отрицательно ответила на этот вопрос,
поскольку   согласно   представленным   прокурором   сведениям  она
привлекалась к административной ответственности четыре года назад.
     При   таких  обстоятельствах  нет  оснований  утверждать,  что
кандидат  в  присяжные  заседатели Л. скрыла от участников процесса
информацию,  имеющую  значение  для формирования коллегии присяжных
заседателей.
     Как  видно из протокола судебного заседания, Г. и свидетель С.
в   ходе   их  допросов  в  присутствии  присяжных  заседателей  не
ссылались  на  применение  в  отношении  них  недозволенных методов
ведения   следствия,   их   показания  в  этой  части  сводились  к
объяснению  причин  изменения  ими  показаний.  Так,  свидетель  С.
пояснила,  что  свои  показания  о  причастности  Г.  к  совершению
убийства  двух  лиц она дала по просьбе Г. Сам подсудимый указывал,
что  написал  заявление  о  явке  с  повинной из-за опасений, что в
совершении преступления могут заподозрить его брата.
     При   попытке   Г.  в  последнем  слове  довести  до  сведения
присяжных  заседателей  запрещенную  законом  к  исследованию  в их
присутствии  информацию,  а  именно,  что  он  не  виновен,  все на
следствии  выдумал  сам,  заявление  о  явке  с  повинной  написал,
находясь  в  состоянии алкогольного опьянения, председательствующий
судья  прервал  Г.,  просил  присяжных заседателей не принимать эти
сведения во внимание.
     В  напутственном слове председательствующий судья также сделал
соответствующие  разъяснения  присяжным  заседателям,  просил их не
принимать    во    внимание    высказывания,   касающиеся   ведения
предварительного следствия, иных процедурных вопросов.
     Помимо  этого,  в  протоколе судебного заседания отражено, что
после  заявления  государственного  обвинителя о том, что мать Г. в
перерыве  судебного  заседания  в  присутствии  старшины  присяжных
заседателей    заявила    потерпевшим    о   незаконных   действиях
следователя,  который  якобы  нарушал закон при расследовании дела,
все   присяжные   заседатели  отрицательно  ответили  на  вопрос  о
воздействии   на  них  за  время  перерыва,  а  старшина  присяжных
заседателей  на  конкретно заданный ему председательствующим судьей
вопрос   пояснил,   что   указанных   государственным   обвинителем
высказываний матери подсудимого не слышал.
     Суд   обоснованно   отказал   государственному   обвинителю  в
удовлетворении   ходатайства  о  допросе  в  присутствии  присяжных
заседателей  эксперта-психиатра З. в качестве свидетеля по вопросу,
связанному  с получением им при производстве экспертизы сведений от
Г.  о  признании  в  совершении  убийства.  Эксперт  З. не мог быть
допрошен  в  присутствии  присяжных заседателей об обстоятельствах,
указанных  государственным обвинителем, поскольку в таком случае до
присяжных  заседателей  была бы доведена информация процессуального
характера,   а  именно  информация  об  обстоятельствах  проведения
экспертизы (а не о фактических обстоятельствах дела).

 8. Кассационные жалобы осужденного и адвокатов об отмене
    обвинительного приговора, постановленного судом с участием
        присяжных заседателей, оставлены без удовлетворения
         Определение Судебной коллегии по уголовным делам
                        Верховного Суда РФ
                 от 3 апреля 2008 г. N 4-О08-21 СП
                           (Извлечение)

     По  приговору Московского областного суда с участием присяжных
заседателей  от  26  декабря 2007 г. П. осужден   по ч. 3  ст. 159,
п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
     В  кассационных жалобах осужденный и адвокаты просили приговор
отменить,  дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая,
что  помощник  судьи принял участие в отборе присяжных заседателей,
права   потерпевшему,   свидетелям  и  П.  не  разъяснялись,  судья
незаконно  отказал  в  удовлетворении  ходатайства  о  допросе трех
свидетелей.  Незаконно  исследовались  в  суде  присяжных  данные о
личности   погибшей  Я.  В  ходе  судебных  прений  государственный
обвинитель  высказался  об  отрицательных  чертах П. как человека и
специалиста  в  своей профессии, что оказало негативное воздействие
на присяжных заседателей.
     Судебная  коллегия  по  уголовным  делам    Верховного Суда РФ
3 апреля  2008 г. приговор  оставила  без  изменения  по  следующим
основаниям.
     Участие  помощника  судьи  в  решении технических вопросов при
отборе  коллегии  присяжных  заседателей не противоречит положениям
уголовно-процессуального  закона.  Замечания  со стороны участников
судебного   разбирательства   по   этому   поводу   и   по  вопросу
формирования коллегии присяжных заседателей не заявлялись.
     Процессуальные   права   подсудимому   П.,   потерпевшему  Я.,
свидетелям  разъяснялись  в  установленном  законом порядке. Помимо
этого   перед  допросом  свидетелей  председательствующий  судья  в
соответствии  с  требованиями ст. 278 УПК РФ выяснял их отношение к
подсудимому и потерпевшей.
     В  ходе  судебного  следствия  при  допросе  подсудимого П. по
ходатайству  государственного  обвинителя  в  присутствии  коллегии
присяжных   заседателей   была   оглашена   справка   за   подписью
заместителя  начальника УВД Юго-Восточного административного округа
г.  Москвы,  согласно  которой  П.  (являвшийся  до  возбуждения  в
отношении  него  уголовного  дела  следователем УВД данного округа)
вещественные  доказательства  по  расследованным им уголовным делам
не   сдавал.   Желая   выяснить   противоречия   между  показаниями
подсудимого  П.  и  сведениями  из  данной  справки, сторона защиты
заявила  ходатайство  о  допросе свидетелей. Однако в дальнейшем по
ходатайству  государственного обвинителя председательствующий судья
признал  указанную  выше  справку  недопустимым  доказательством  и
правомерно  отказал  стороне  защиты в удовлетворении ходатайства о
допросе  названных ею лиц, поскольку они приглашались для выяснения
обстоятельств,  не  относимых  к  уголовному делу. В ходе судебного
следствия   и  в  напутственном  слове  председательствующий  судья
разъяснил  коллегии  присяжных заседателей принятое им в этой части
решение  и  просил  при обсуждении вопросного листа не принимать во
внимание сведения, содержащиеся в указанной выше справке.
     С   участием   коллегии  присяжных  заседателей  исследовались
данные  о личности потерпевшей Я. и подсудимого П. лишь в той мере,
в   какой   они   необходимы   были  для  установления  фактических
обстоятельств   дела.   Данные   о   личности,   способные  вызвать
предубеждение  как  в  отношении  потерпевшей,  так и подсудимого в
судебном заседании не исследовались.
     Прения  сторон  проведены   в   соответствии   с  требованиями
ст.ст. 15, 292 и 336 УПК РФ. Доводы  о  недопустимых  высказываниях
государственного  обвинителя  в  адрес  подсудимого  не основаны на
материалах дела.
     Вопросный  лист,  напутственное  слово председательствующего и
вердикт  коллегии  присяжных   заседателей   отвечают   требованиям
ст.ст. 339, 340 и 343 УПК РФ.
     К   обстоятельствам,   как   они  были  установлены  вердиктом
коллегии    присяжных   заседателей,   уголовный   закон   применен
правильно.
     Так,  из  вердикта  следует,  что  примерно  в феврале 2005 г.
следователь  УВД  Юго-Восточного административного округа г. Москвы
П.  обманным  путем  завладел  деньгами адвоката Я. в сумме 10 тыс.
долларов  США  и  присвоил  их,  обещая  предъявить  обвиняемому X.
обвинение  по  более  мягкой  статье  уголовного  закона (ответы на
вопросы N 1-3).
     Также    согласно   вердикту  П.  признан  виновным в том, что
18 июля    2005 г.,     после   1 час. 30 мин., в дер. Проводы   из
самодельного огнестрельного   оружия  с  целью  невозврата  долга в
сумме 10 тыс. долларов  США  произвел  несколько  выстрелов  в  Я.,
от полученных    огнестрельных  ранений  потерпевшая  скончалась на
месте (ответы на вопросы N 5-8).
     При  таких  данных  основания для переквалификации действий П.
на  закон  о  менее тяжком преступлении или отмены приговора, в том
числе  и  по доводам жалоб в части осуждения его по ч. 3 ст. 159 УК
РФ, отсутствуют.
опубликовано 24.03.2010 10:55 (МСК), изменено 19.08.2015 08:49 (МСК)
Полезные ссылки :
 
 
 
 
 
 
 
Понедельник8:00 - 17:00
Вторник8:00 - 17:00
Среда8:00 - 17:00
Четверг8:00 - 17:00
Пятница8:00 - 15:45
        Перерыв на обед: 12:00 -
                       12:45
СубботаВыходной
ВоскресеньеВыходной
Понедельник9:00 - 16:00
Вторник9:00 - 16:00
Среда9:00 - 16:00
Четверг9:00 - 16:00
Пятница9:00 - 15:00
        Перерыв на обед: 12:00 - 
                       12:45
СубботаВыходной
ВоскресеньеВыходной
Понедельник,пятница8:00 - 12:00
Вторник, четверг13:00-16:00