Arms
 
развернуть
 
420034, г. Казань, ул. Правосудия, д. 2
Тел.: (843) 264-95-00 
moskovsky.tat@sudrf.ru
показать на карте
420034, г. Казань, ул. Правосудия, д. 2Тел.: (843) 264-95-00 moskovsky.tat@sudrf.ru
Полезные ссылки :
 
 
 
 
 
 
 
Понедельник8:00 - 17:00
Вторник8:00 - 17:00
Среда8:00 - 17:00
Четверг8:00 - 17:00
Пятница8:00 - 15:45
        Перерыв на обед: 12:00 -
                       12:45
СубботаВыходной
ВоскресеньеВыходной
Понедельник9:00 - 16:00
Вторник9:00 - 16:00
Среда9:00 - 16:00
Четверг9:00 - 16:00
Пятница9:00 - 15:00
        Перерыв на обед: 12:00 - 
                       12:45
СубботаВыходной
ВоскресеньеВыходной
Понедельник,пятница8:00 - 12:00
Вторник, четверг13:00-16:00

 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Бюллетень №5 от 28.05.2008
Бюллетень №5 от 28.05.2008

  1. Квалифицирующий признак разбоя "с незаконным
          проникновением в жилище" исключен из приговора

      Постановление президиума Волгоградского областного суда
                        от 5 марта 2007 г.

                           (Извлечение)


     По  приговору  Волжского городского суда Волгоградской области
от  16  сентября  2004  г.  Н.,  ранее  судимый,  осужден к лишению
свободы по пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 162 УК РФ.
     По данному делу осуждены также П., Л., М., К., А. и Д.
     Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам
Волгоградского  областного  суда  от  16  ноября 2004 г. приговор в
отношении Н. оставлен без изменения.
     Он признан  виновным в разбое, т. е. нападении в целях хищения
чужого  имущества,  совершенном с применением насилия, опасного для
жизни  и  здоровья,  группой  лиц  по  предварительному  сговору, с
применением   предметов,   используемых   в   качестве   оружия,  с
незаконным  проникновением  в  жилище;  грабеже  - открытом хищении
чужого  имущества,  совершенном  группой  лиц  по  предварительному
сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.
     Преступления совершены при следующих обстоятельствах.
     22  января  2004  г. в г. Волжском примерно в 23 час. Н. и Л.,
встретив  в  арке между домами ранее незнакомых Ш. и О., вступили в
сговор  для  открытого  хищения  их имущества. С этой целью Н. и Л.
стали  наносить им удары по лицу, причинив побои. Похитив имущество
на сумму 1010 руб., Н. и Л, с похищенным скрылись.
     Вечером   25   января  2004  г.  Н.,  П.,  Л.  и  К.,  заранее
договорившись  совершить  разбойное  нападение на квартиру Т., взяв
маски  с  прорезями  для  глаз,  а  Л.,  кроме  того, кухонный нож,
приехали  к  дому  где  проживал  Т. с семьей. К. указал квартиру и
остался  у подъезда дома, а П., Л., Н. зашли в подъезд, поднялись к
двери  общего  коридора,  ведущего  к квартире Т., и надели маски с
прорезями для глаз.
     Н.  нажал  на  кнопку звонка в квартиру и сообщил находившейся
за  дверью общего коридора жене Т., что нужен ее муж, поскольку ему
передает  привет  "Балын".  Когда в общий коридор вышел Т. и открыл
дверь,   П.,   Л.   и   Н.   ворвались   туда.  Подавляя  возможное
сопротивление  Т.  и  вышедшей  на крики его жены, Л. нанес Т. удар
ножом   в   живот,   причинив   повреждение   в  виде  проникающего
колото-резаного  ранения передней брюшной стенки, оценивающееся как
тяжкий  вред  здоровью  по признаку опасности для жизни, а П. в это
время  похитил  у  жены Т. золотую цепочку с золотым кулоном, после
чего с места преступления все четверо скрылись.
     В   надзорной  жалобе  осужденный  Н.  оспаривал  правильность
квалификации  его  действий,  считая, что выводы суда, изложенные в
приговоре,   противоречат  фактическим  обстоятельствам  дела.  Его
вступление  в предварительный сговор с осужденными по этому же делу
на    совершение   разбойного   нападения   на   квартиру   Т.   не
подтверждаются    доказательствами,   рассмотренными   в   судебном
заседании,  действия  П.  и  Л. являются эксцессом исполнителей, за
что  он  не  должен  нести ответственности. Также необоснованно, по
его  мнению,  ему  вменен  квалифицирующий  признак  "с  незаконным
проникновением  в  жилище", поскольку общий коридор на три квартиры
не  является  жилищем  в смысле, придаваемом законом этому понятию.
Считал,  что  по эпизоду открытого хищения имущества потерпевшей Ш.
не  имеется  достаточных  доказательств  его  виновности;  по  делу
допущены   существенные   нарушения  норм  уголовно-процессуального
закона.
     Президиум  Волгоградского  областного  суда  5  марта  2007 г.
изменил судебные решения, указав следующее.
     Суд   признал,  что  разбойное  нападение  на  потерпевших  Т.
совершено  Н.  и  другими осужденными с незаконным проникновением в
жилище,  посчитав  таковым  общий  коридор  из  подъезда, ведущий к
дверям трех квартир.
     Между  тем  в  соответствии  с примечанием к ст. 139 УК РФ под
жилищем  понимаются  индивидуальный  жилой  дом  с входящими в него
жилыми  и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы
собственности,   входящее   в   жилищный   фонд   и  пригодное  для
постоянного  или  временного проживания, а равно иное помещение или
строение,  не  входящее  в  жилищный  фонд,  но предназначенное для
временного проживания.
     Общий  коридор  на  три  квартиры  в подъезде многоквартирного
дома  не  отвечает  понятию "жилище", поскольку не предназначен для
постоянного   или   временного   проживания   и   не  расположен  в
индивидуальном жилом доме.
     При   таких   обстоятельствах   президиум   счел   необходимым
исключить   из   приговора   квалифицирующий   признак   разбоя  "с
незаконным  проникновением  в жилище" и переквалифицировал действия
Н.  с  ч.  3  ст. 162 на ч. 2 ст. 162 УК РФ - разбой, совершенный с
применением  насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по
предварительному  сговору,  с применением предметов, используемых в
качестве оружия.
     Иные   изложенные   в   надзорной  жалобе  осужденного  доводы
президиум признал несостоятельными.
     Судом  установлено  и  это  отражено  в  приговоре,  что перед
нападением  на  квартиру  Т. осужденные видели, что Л. взял с собой
нож.  Все  трое  нападавших,  в  том числе и Н., были в масках, что
опровергает  его  доводы  о  том,  что  он приходил к потерпевшим в
гости, а не для совершения разбойного нападения.
     Виновность   Н.  в  совершении  грабежа  доказана  показаниями
потерпевших   О.   и  Ш.,  протоколами  опознания,  проведенного  в
соответствии  с нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации.
     На  основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК
РФ,   президиум   надзорную   жалобу  осужденного  Н.  удовлетворил
частично:  приговор Волжского городского суда Волгоградской области
и  кассационное  определение  судебной  коллегии по уголовным делам
Волгоградского    областного   суда   в   отношении   Н.   изменил,
переквалифицировав  его  действия с ч. 3  ст. 162 УК РФ  (в ред. от
8 декабря  2003 г.)  на ч. 2  ст. 162  УК РФ  (в ред. от  8 декабря
2003 г.).
. Установление в законе субъекта Российской Федерации
  срока, в течение которого гражданин может обратиться с жалобой
     к уполномоченному по правам человека субъекта Российской
      Федерации, признано противоречащим федеральному закону

        Определение Судебной коллегии по гражданским делам
                        Верховного Суда РФ
                 от 3 октября 2007 г. N 92-Г07-11

                           (Извлечение)


     Заместитель  Генерального  прокурора  РФ обратился в Верховный
суд   Республики  Тыва  с  заявлением  о  признании  недействующими
некоторых  положений  Закона  Республики  Тыва от  30 июня  1999 г.
N 250 "Об уполномоченном  по  правам человека в Республике Тыва" (в
ред. от 4 июля 2000 г.).
     В   обоснование   заявления  он  указал,  что  ст.  16  Закона
Республики  Тыва  ущемляет  принципы  реализации права на обращение
граждан  в  государственные  органы, предусмотренные ст.ст. 2, 7, 9
Федерального  закона  "О  порядке  рассмотрения  обращений  граждан
Российской  Федерации";  в  нарушение  требований  ст.ст.  333-35 и
333-36  НК  РФ  п. 2 ст. 27 Закона Республики установлены льготы по
оплате   государственной  пошлины  для  уполномоченного  по  правам
человека  в  субъекте Российской Федерации; положения ст. 21 Закона
в  части  слов  "все органы государственной власти" (подп. 1 п. 1),
"от  государственных  органов"  (подп.  2 п. 1), "должностных лиц и
государственных   служащих"   (подп.  3  п.  1),  "с  компетентными
государственными  органами,  должностными лицами и государственными
служащими  проверку  деятельности государственных органов" (подп. 4
п.  1),  "органов  государственной  власти"  (п. 2), ст. 33 в части
слов   "государственный  орган",  п.  4  ст.  36  не  соответствуют
требованиям  ясности  и  определенности  правовой нормы и позволяют
сделать   вывод   о   том,  что  действие  этих  норм  законодатель
Республики  Тыва распространяет не только на государственные органы
данного   субъекта   Российской  Федерации,  но  и  на  федеральные
государственные органы.
     Решением  Верховного  суда  Республики Тыва от 11 июля 2007 г.
заявление   заместителя  Генерального  прокурора  РФ  удовлетворено
частично:  признан  недействующим  с  момента вступления в законную
силу  решения  суда  п.  2 ст. 27 Закона Республики Тыва от 30 июня
1999  г.  N  250 "Об уполномоченном по правам человека в Республике
Тыва"   (в   ред.   от  4  июля  2000  г.).  В  остальной  части  в
удовлетворении заявления отказано.
     В  кассационном представлении прокурор Генеральной прокуратуры
РФ  просил  об  отмене  решения  в  части  отказа  в удовлетворении
вышеназванного  заявления,  вынесении  нового  решения, считая, что
судом были нарушены нормы материального и процессуального права.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам  Верховного Суда РФ
3 октября  2007 г.  представление  удовлетворила  частично,  указав
следующее.
     Согласно  п.  1  ст.  16  Закона Республики Тыва жалоба должна
быть  подана  уполномоченному не позднее года со дня нарушения прав
и  свобод  заявителя или с того дня, когда заявителю стало известно
об их нарушении.
     В  силу  п.  2  ст. 16 Закона жалоба должна содержать фамилию,
имя,  отчество  и  адрес  заявителя, изложение существа решений или
действий   (бездействия),  нарушивших  или  нарушающих,  по  мнению
заявителя,  его  права  и  свободы,  а также сопровождаться копиями
решений,  принятых  по  его  жалобе,  рассмотренной  в судебном или
административном порядке.
     Из   анализа  нормы  п.  2  ст.  16  Закона  Республики  в  ее
взаимосвязи  с  нормами  ст. 7 Федерального закона от 2 мая 2006 г.
"О  порядке  рассмотрения  обращений  граждан Российской Федерации"
(на  которую суд ссылается в своем решении) следует, что каких-либо
положений,    направленных    на   повышение   уровня   требований,
предъявляемых   к   письменному   обращению   граждан   федеральным
законодателем,  и,  таким  образом,  снижающих  гарантии  права  на
обращение  граждан  к государственному органу, должностному лицу, в
оспариваемой норме не усматривается.
     Следовательно,   вывод   суда   о   соответствии  федеральному
законодательству  оспариваемого  п.  2  ст. 16 регионального Закона
является   правильным,   а   решение  в  этой  части  об  отказе  в
удовлетворении  заявления  -  законным и обоснованным, а поэтому не
подлежащим отмене.
     Согласно  ч.  1  ст. 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый
нормативный  правовой  акт  не противоречит федеральному закону или
другому  нормативному  правовому  акту, имеющим большую юридическую
силу,    принимает    решение    об    отказе    в   удовлетворении
соответствующего заявления.
     Однако  в  части отказа в удовлетворении заявления о признании
недействующим  п.  1  ст.  16  Закона  Республики  решение подлежит
отмене.
     Принимая  такое  решение,  суд  исходил  из того, что действие
Федерального  закона  "О  порядке  рассмотрения  обращений  граждан
Российской  Федерации"  не  распространяется на обращения граждан к
уполномоченному по правам человека субъекта Российской Федерации.
     С этим выводом согласиться нельзя.
     Содержание   текста   ст.  1  названного  Федерального  закона
свидетельствует  о  том,  что  установленный  порядок  рассмотрения
обращений  граждан  распространяется  на  все  обращения  граждан в
государственные   органы   и  органы  местного  самоуправления,  за
исключением  обращений,  которые  подлежат  рассмотрению в порядке,
установленном   федеральными   конституционными  законами  и  иными
федеральными законами.
     Как  следует  из  анализа  оспариваемого  п.  1  ст. 16 Закона
Республики  Тыва "Об уполномоченном по правам человека в Республике
Тыва"  в  его  системной взаимосвязи со ст. 35 Закона Республики, в
данной  норме  речь ведется о порядке подачи жалобы уполномоченному
по  правам  человека в Республике Тыва, который по своему правовому
статусу   является   государственным  органом  Республики  Тыва,  а
значит,  установленный  Федеральным законом "О порядке рассмотрения
обращений   граждан  Российской  Федерации"  общий  порядок  подачи
жалобы  в  полной  мере распространяется и на такого рода обращения
граждан.
     Поэтому  при вынесении решения суд первой инстанции должен был
учесть,  что  оспариваемый прокурором п. 1 ст. 16 Закона Республики
Тыва  содержит  требование  к  подаче жалобы (а именно, в отношении
срока   ее   подачи),  не   предусмотренное   Федеральным   законом
"О порядке рассмотрения обращений граждан  Российской Федерации", а
также  то, что каких-либо норм, дающих право субъекту устанавливать
ограничительный  срок для подачи подобных жалоб, в этом Федеральном
законе не имеется.
     По   смыслу   п.  2  ст.  3  Федерального  закона  "О  порядке
рассмотрения   обращений   граждан  Российской  Федерации"  субъект
Российской  Федерации  вправе  принимать  законы и иные нормативные
правовые   акты   субъектов  Российской  Федерации,  которые  могут
устанавливать  положения,  направленные  на защиту права граждан на
обращение,  в  том числе устанавливать гарантии права на обращение,
дополняющие   гарантии,   предусмотренные   названным   Федеральным
законом,  а  не  возлагающие дополнительные обязанности на граждан,
как  это  фактически  предусмотрено  региональным  законодателем  в
оспариваемом п. 1 ст. 16 Закона Республики Тыва.
     Таким   образом,   выводы  суда  о  соответствии  федеральному
законодательству  п.  1  ст.  16 Закона Республики Тыва основаны на
неправильном   истолковании   норм  Закона,  регулирующего  спорное
правоотношение,  а  решение  об  отказе  в удовлетворении заявления
прокурора в этой части является незаконным и необоснованным.
     Решение  подлежит  отмене  и  в  той  части,  которой признаны
соответствующими   федеральному  законодательству   ст.ст. 21, 33 и
п. 4 ст. 36 Закона Республики.
     Отказывая   в  удовлетворении  заявления  в  этой  части,  суд
исходил  из  того,  что обязанности по безотлагательному приему, по
предоставлению  беспрепятственного посещения, запрошенных сведений,
документов   и   материалов,  объяснений  по  проведению  проверок,
экспертных  исследований  и  подготовке  заключений, рассмотрению в
установленные   сроки   рекомендаций,   обеспечению  документами  и
другими  информационными  и  справочными  документами  по  всем без
исключения  вопросам в отношении уполномоченного по правам человека
в  Республике  Тыва  на  федеральные  органы государственной власти
названными нормами не возлагаются.
     Законодатель  субъекта  Российской  Федерации  в перечисленных
нормах   Закона  Республики,  определяя  права  уполномоченного  по
правам  человека  в  Республике  Тыва, одновременно корреспондирует
обязанности  по  их  обеспечению государственным органам власти (их
должностным  лицам).  Однако  однозначный  вывод,  о  каких  именно
органах  ведется  речь  -  о  федеральных  органах  государственной
власти  или  органах  государственной  власти  Республики  Тыва, из
содержания этих норм сделать нельзя.
     Таким  образом,  оспариваемые  в  этой  части положения Закона
Республики  не  отвечают  требованиям  ясности, недвусмысленности и
определенности,  предъявляемым федеральным законодателем к правовой
норме,   а   поэтому   вывод  суда  о  непротиворечии  данных  норм
федеральному     законодательству     является     незаконным     и
необоснованным.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам  Верховного Суда РФ
решение  Верховного суда Республики Тыва в части отказа прокурору в
удовлетворении  заявления  о  признании  недействующим  п. 2 ст. 16
Закона  Республики  Тыва  "Об  уполномоченном  по правам человека в
Республике   Тыва"   оставила   без   изменения,   а   кассационное
представление   -   без  удовлетворения;  решение  Верховного  суда
Республики   Тыва   в   части  отказа  прокурору  в  удовлетворении
заявления о  признании  недействующими п. 1 ст. 16, ст.ст. 21, 33 и
п.  4  ст.  36  Закона Республики Тыва "Об уполномоченном по правам
человека  в  Республике  Тыва"  отменила,  вынесла  новое  решение,
которым  удовлетворила заявление заместителя Генерального прокурора
РФ:  признала  недействующими  с момента вступления в законную силу
решения  суда п. 1 ст. 16; в ст. 21: подп. 1 п. 1 в части слов "все
органы  государственной  власти",  подп.  2  п.  1 в части слов "от
государственных  органов",  подп.  3 п. 1 в части слов "должностных
лиц  и  государственных  служащих",  подп.  4  п.  1  в  части слов
"компетентными  государственными  органами", "проверку деятельности
государственных    органов",   п.   2   в   части   слов   "органов
государственной  власти";  ст.  33  в  части  слов "государственный
орган";  п.  4  ст.  36 Закона Республики Тыва от  30 июня  1999 г.
N 250 "Об уполномоченном  по  правам человека в Республике Тыва" (в
ред. от 4 июля 2000 г.).
8. При назначении подсудимому наказания за неоконченное
   преступление учитываются правила ст. 66 УК РФ, а затем - ч. 7
                          ст. 316 УПК РФ

         Определение Судебной коллегии по уголовным делам
                        Верховного Суда РФ
                 от 27 августа 2007 г. N 46-Д07-42

                           (Извлечение)


     По  приговору Кировского районного суда г. Самары от 28 апреля
2005  г. И.,  ранее судимый, осужден по ч. 1 ст. 228-1 УК РФ к пяти
годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
     В кассационном порядке уголовное дело не рассматривалось.
     Постановлением  президиума  Самарского   областного   суда  от
11 января    2007 г.   приговор   изменен:   действия   осужденного
переквалифицированы  с  ч. 1  ст. 228-1 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и ч. 1
ст.  228-1 УК  РФ,  с  назначением наказания в виде лишения свободы
сроком на четыре года и шесть месяцев.
     И.,  с учетом внесенных в приговор изменений, признан виновным
в  том,  что  вечером 1 февраля 2005 г. в г. Самаре, получив от X.,
действовавшего   в   роли  закупщика,  деньги  в  сумме  500  руб.,
незаконно сбыл последнему героин общим весом - 0,21 г.
     В  надзорном  представлении заместитель Генерального прокурора
РФ  просил об изменении судебных решений в отношении И. и смягчении
назначенного ему наказания до четырех лет лишения свободы.
     Судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ
27 августа 2007 г. надзорное  представление  удовлетворила,  указав
следующее.
     Уголовное  дело в отношении И. было рассмотрено судом в особом
порядке, без проведения судебного разбирательства.
     В  соответствии с правилами, предусмотренными ч. 7 ст. 316 УПК
РФ,  наказание  по  делам,  приговор  по  которым был постановлен в
особом  порядке, не может превышать двух третей максимального срока
или  размера  наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за
совершенное преступление.
     Осужденный  И. после внесения в приговор изменений был признан
виновным  в  совершении неоконченного преступления - в покушении на
сбыт наркотического средства.
     Согласно  положениям,  предусмотренным ч. 3 ст. 66 УК РФ, срок
или   размер  наказания  за  покушение  на  преступление  не  может
превышать   трех   четвертей   максимально   возможного  наказания,
предусмотренного законом за оконченное преступление.
     Суд  надзорной  инстанции  при  назначении И. наказания должен
был  применить  оба  предусмотренных  законом  принципа  назначения
наказания.
     На  данное  требование  закона  обращено  внимание  и  в п. 14
постановления  Пленума  Верховного  Суда РФ  от  5 декабря  2006 г.
"О применении  судами  особого  порядка  судебного  разбирательства
уголовных дел".
     Согласно   разъяснениям   Пленума   при   наличии   оснований,
предусмотренных,  в  частности,  ст.  66 УК РФ, наказание виновному
назначается  по  правилам  как  этой статьи, так и ч. 7 ст. 316 УПК
РФ.  Таким  образом,  вначале  определяется максимальное наказание,
которое  может быть назначено за неоконченное преступление, а затем
этот  срок  наказания  должен быть сокращен в связи с рассмотрением
уголовного  дела  в  особом  порядке.  В данном случае наказание И.
должно  было  быть  определено  как  две трети от трех четвертей от
максимального наказания, предусмотренного санкцией.
     С  учетом предусмотренной законом санкции по ч. I ст. 228-1 УК
РФ   максимальный   размер   назначенного  И.  наказания  не  может
превышать четырех лет лишения свободы.
     Приговор  Кировского  районного  суда  г.  Самары от 28 апреля
2005  г.  и  постановление президиума Самарского областного суда от
11  января  2007 г. изменены, наказание И., назначенное ему по ч. 3
ст.  30  и  ч.  1  ст.  228-1 УК РФ, снижено до четырех лет лишения
свободы.
опубликовано 24.03.2010 10:55 (МСК), изменено 19.08.2015 08:45 (МСК)
Полезные ссылки :
 
 
 
 
 
 
 
Понедельник8:00 - 17:00
Вторник8:00 - 17:00
Среда8:00 - 17:00
Четверг8:00 - 17:00
Пятница8:00 - 15:45
        Перерыв на обед: 12:00 -
                       12:45
СубботаВыходной
ВоскресеньеВыходной
Понедельник9:00 - 16:00
Вторник9:00 - 16:00
Среда9:00 - 16:00
Четверг9:00 - 16:00
Пятница9:00 - 15:00
        Перерыв на обед: 12:00 - 
                       12:45
СубботаВыходной
ВоскресеньеВыходной
Понедельник,пятница8:00 - 12:00
Вторник, четверг13:00-16:00